Она сведет всех с ума

Было жаркое субботнее утро. Пароход подходил к пристани. Он выполнял рейс между городом и речным островом на котором находился коттеджный поселок. Пароход был полон, люди были прижаты друг к другу в такой толкотне. Красивая блондинка стояла у бортика и смотрела на воду. Ее звали Саша. Ей только только исполнилось 24 года, но абсолютно все мужчины были к ней неравнодушны. Она стояла в легком красном платье до колен, черных трусиках под ним и красных туфельках. С ростом 168см, грудью второго размера, стройным телом, аккуратной попкой и красивым личиком она была предметом желания любого здравомыслящего мужчины. Наконец пароход причалил и толпа потянулась на выход. Какой-то парень лет 16-ти прошел мимо нее проведя по ее попе рукой. Она с возмущением посмотрела на него и поправила платьице,заметив что черные трусики все-таки просвечивают из-под платья. Она вышла одной из последних неся на плече маленькую черную сумочку и везя за собой чемоданчик полный вещей.

Голливуд Отдыхает

-Дорогая, как ты смотришь на то, чтобы снять порно фильм?

Я подавилась хлопьями. Был самый обычный завтрак самого обычного дня.

-Чего?

-Ну, я подумал, ты такая сексуальная, нам нужно разнообразие, и нам давно хотелось нормального порно.

Дневник Мата Хари-2

Тюремный врач Бизар, работавший в женской тюрьме Сен-Лазар, где до исполнения приговора содержалась Мата Хари и откуда она была уведена на казнь, сообщил следующее:

«Мы должны были пройти через длинный коридор, тус-кло освещенный газовой лампой. Монашка сестра Леони-да открыла дверь. Офицер, увидев трех спящих на койках женщин, спросил: «Которая из них?» Монахиня показала на лежащую в середине. Мата Хари, по моему совету приняв снотворное, крепко спала. Две другие заключен-ные поняли, в чем дело, и поднялись с коек, громко ры-дая.

О прогулках на природе

"Ночь, луна, точу карандаши,

В пальцах лезвие предательски дрожит,

Образ твой рисую уже четыре дня...

Получается полная х**ня!"

Дневник Мата Хари-5

Теперь я часто навещаю главного редактора влия-тельной газеты «Журналь дю миди» Поля Оливье в его кабинете.' Я вынуждена это делать, потому что он редко появляется в моем особняке в Нейи. И, в конце концов, я отдалась ему не для того, чтобы он меня бросил. Мне он интересен как мужчина, а его техника, сравнимая с удалью героев-любовников из романов Бурже и Прево, вознесла меня к вершинам наслаждения. Кроме того, я верю, что ему нравится говорить со мной, хотя он слиш-ком много болтает о своих сладострастных эмоциях - больше, чем о моих. Я пытаюсь узнавать о политических событиях, дипломатических заявлениях и о том, что гово-рят политические деятели. Кажется, он мне не полностью доверяет. Я притворяюсь, что меня очень интересует его служба новостей. Мой зарубежный друг объяснил мне, как важна и полезна ему такая информация. Поль обещал познакомить меня со своими коллегами, среди них - знаменитый, хорошо информированный Л. из «Фигаро». На этот раз я должна быть настоящей арти-сткой. Важно крепко привязать этих мужчин к себе. В эти дни мне будет нужно много информации. Берн, 1915 г. Германский посол мне сказал: «Чего нам не хватает, так это умных и смышленых женщин, настоящих друзей с исключительными талантами и безупречной репутацией, желающих помочь нам в Париже, чтобы покончить с эти-ми ужасами войны. Но у нас никого нет, а мы не хотим погибать под натиском врагов рейха. Вы очень талантли-вы и оказываете особое влияние на важных мужчин. Вы тоже хотите мира, не так ли? В ваших силах спасти мно-гие семьи от траура, горя и слез, помогите нам покончить с этими массовыми убийствами!»

Моя любовь - Оленька

Первый раз я увидел ее пять лет назад. Тогда я даже не обратил на нее

никакого внимания. Я просто пришел сдавать донорскую кровь и тупо лежал, смотря в потолок и скучая. Она, молодая медсестра, рассказывала своим напарницам о каких-то домашних проблемах и о ребенке. Единственное, что сразу бросилось мне в глаза, что она была самая молодая и, судя по всему, пришла сюда работать недавно. Становясь невольным слушателем, я узнал, что девушку зовут Оля.

Сначала я ходил на станцию переливания крови часто, потом, разрываясь

Моя сексуальная жизнь

После памятных событий, с Сергеем Викторовичем я стала спать довольно часто, он регулярно вызывал меня к себе в кабинет, дабы я разгрузила его ротиком, иногда трахал меня в моей каморке под крышей, приходя без приглашений и предупреждений, я обожала его член, ради него готова была на все лишь бы он трахал меня всегда.

Однако ему до меня не было дела, он явно не выражал своих эмоций и относился ко мне очень грубо,лишь на людях не позволяя себе грубые высказывания. Наедине кроме как "тугая пиздулька","сука" и прочими грубостями он меня не называл, я понимала, что как уважующую себя женщину он меня не воспринимает совсем,и лишь пользуется моим телом, но я от этого еще безумней хотела его.

Несчастный случай

- Оля, а как же Женя? Он ведь, сейчас, беспомощен, словно ребенок. За ним уход нужен, а ты снова куда-то собираешься.

- Анька, отстань! Не могу же я сидеть возле него день и ночь. У меня тоже есть де-ла. Вот вернусь, тогда и посижу с ним.

- Знаю я, какие у тебя дела, - печально ответила сестра. - Бессовестная ты Ольга. Муж из-за тебя в аварию попал, сильно пострадал, а ты к его другу на свидания бегаешь. Совершенно совесть потеряла.

В проститутки с улыбкой

Вчера мне исполнилось 21. И я решила сделать себе охрененный подарок: я опубликовала свою анкету в инете (www.badanga.ru - секс знакомства), с фотографией меня в полупрозрачном кружевном белье, красиво подчёркивающем мои небольшие сочные сиськи и упругую попку. Почти сразу три звонка. Завтра к трём иду к первому в своей жизни клиенту. Он сказал, что я должна одеть белое кружевное бельё, такие же чулки и свадебную фату. Ну, невеста так невеста. Могу ещё букет в попку засунуть. МММММммм... Предвкушаю весёлый денёк.

25 июля

В ушах звенели китайские колокольчики, солнце было таким нещадным, что старый расплавленный асфальт на дорожках парка прилипал к подошвам.Вообще, как-то все было далеко от реальности.Где-то в сознании промелькнуло:"Граждане!Включите автопилот".

Но когда сознание прояснялось, то в голове вертелись киношные слова.

"Зачем он заманивает меня в Серебряный Бор? Очень подозрительный тип.Свернули к берегу, там же купаться нельзя, следы запутывает. Вроде не похож на маньяка...Правда, выпил уже прилично, пока сидели в кафе".

Завоевывать твое тело

Вечер. Не большая комната с камином. В камине горит огонь, по всей комнате расставлены свечи. Их так много, они по всюду, комната напоминает звездное небо, которое видно за окном. Перед камином большая белая шкура. Ты сидишь на ней на боку, облокотившись на одну руку, согнув ноги в коленях и поджав к себе, в другой руке бокал шампанского. На тебе платье, лёгкое, на тоненьких бретельках, с глубоким декольте. Жгучего чёрного цвета. Рядом сажу я, в белоснежной рубашке, черных брюках, держа бокал с шампанским. Мы сидим и слушаем тишину, время от времени нарушенную треском из камина. Опустошив бокалы , я встал взял их и поставил на камин. Ты привстала, села на колени, подогнув ноги под себя.

Я подошел к тебе спустился на колени перед тобой, наши глаза встретились взглядом и мы не могли отвести друг от друга глаз. Губы наши устремились на встречу друг к другу. Я нежно провёл по твоей щеке, вторая рука нежно проскользнула по щеке, по шеи, нежно лаская твоё плечо. Я присел на колени, так что наши глаза были на одном уровне. Закрыв глаза. Ты откинулась назад, упершись на руки, откинув голову. Я провёл кончиками пальцев по шеи, плечам, как бы случайно, скинул бретельки платя. Платье соскользнуло вниз, ты передо мной на половину обнажена. Я приблизился к твоим губам, ты в ответ потянулась ко мне на встречу. Поцелуй. По телам нашим словно ток, пробежала дрожь. Правой рукой, я обхватил нежно за шею, погрузив пальцы в твои волосы. Второй рукой я ласкаю твою шею, нежно, легко касаясь кончиками пальцев. Наши губы как одно целое, наши языки играючи трутся друг о дружку. Мы открыли глаза.

Японская комната

Графиня Ирина Румянцева родилась в москве в семье Баскова. Богатый, шумный, привыкший жить на широкую ногу, он слыл в Москве хлебосольным малым. Единственную дочь он баловал донельзя. И казалось впереди жизнь полна радости, но судьба оборвала жизнь Баскова. Неутешимая в горе вдова тоже не намного пережила его.

Ирине было 16 лет, когда немка, у которой она была на попечении, выдала ее замуж за графа Румянцева - знаменитого 50-летнего мужчину. Румянцев любил свою молодую жену, но прожил довольно бурную молодость и, расстратив свой пыл на других женщин, он уже не мог дать ей все то, что требовалось этой наивной, с каждым днем все более пылкой натуре. Ирина хандрила, сама не зная почему. Ее часто мучали головные боли и неясные желания. Муж как мог, старался развлечь ее: водил ее на собрания, в оперу, устраивал балы. На одном из таких балов Ирине представили графа Весенина. Молодой, остроумный, блестящий кавалер, настоящий светский лев - он спервого взгляда понравился Ирине, да и Ирина ловила часто на себе его пристальный взгляд.

Наш первый раз

Я ждала тебя… Мы долго общались по аське, и наконец-то наступил день встречи…Тщательно убрала в квартире, привела себя в порядок, включила музыку и посмотрела на часы…Ты опаздывал…А меня бил мандраж, вроде не первый раз с мужчиной, но такого волнения не было… Ты позвонил и предупредил, что опоздаешь, так как зашел в магазин за продуктами… И вот наконец-то звонок по домофону, страшно-то как… Ты оказался красивей, чем на фото… Зеленые глаза притягивали к себе как магнит, черный ёжик волос так и просил – погладь меня… Мужественное лицо…Истинный мачо…

«Ты улыбнулся и спросил «где кухня?» Тут я вспомнила о роли хозяйки, и пока ты отходил, выложила все продукты. Ты пришел, улыбнулся, и похвалил меня…Я чувствовала себя маленькой девочкой, и сейчас это чувство все еще не прошло…Мы прошли в комнату, ты сел на кровать и спросил «Боишься?» Я нервно сглотнула и ответила «Да»… «Ну где у тебя бокалы? Начнем расслабляться» Пока ты открывал вино, я сполоснула бокалы… Ты разлил красную жидкость, которая напомнила в тот момент мне кровь, по бокалам… Протянул мне и сказал «Ну что ж, за встречу!»

После кино

Она нежно гладила его член, он прижал её к себе, впился поцелуем во влажные губы. Повернул её на спину, готовясь удовлетворить рвущееся желание, и…проснулся. Да, это был всего лишь сон. Сладкий и приятный. Яркое воскресное солнышко сбоку заглядывало в окно. Был слышен глухой шум улицы.

Он с наслаждением потянулся, вставать не хотелось. Так приятно было полежать под мягким одеялом. Однако прерванный сон не давал покоя: член был напряжен не только во сне, но и на яву.

Он вспомнил свою девушку. Какие у нее были нежные поцелуи, какие ласковые объятия… и сегодня вечером он ее увидит, как обычно в кино на последнем ряду. К тому же, сегодня у него были интересные планы…

Однажды и всегда

Когда вечером засыпаешь, так хочется, чтобы чьи-то сильные властные руки обняли тебя и прижали к груди. Чтобы его дыхание щекотало твою шею, а волосы чувствовали прикосновения его губ. И засыпать, зная, что ты не одна, что есть тот, для кого ты все,… по крайней мере, здесь и сейчас.

Утром хочется проснуться и посмотреть на его сонное лицо, дрожание его ресниц, почувствовать его дыхание и сонное причмокивание.

Так и было сегодня. Солнце вовсю светило в окно, будило меня своими утренними свежими лучами…. Вы знаете, как пахнут солнечные лучи по утрам? Нет? Принюхайтесь, проснитесь и впустите в свои легкие этот воздух. В нем есть все, что нужно для пробуждения и прекрасного дня. Я вдыхала это… это счастье, свет, радость, беззаботность….

Дневник Мата Хари-4

Я не способна противостоять этому ужасному, дикому желанию раздеваться перед мужчинами, которых я часто вообще не знаю.

Когда я одна, то срываю со своего тела одежды, обычно перед зеркалом, и сладострастно любуюсь своим голым телом. И часто устраиваю это тогда, когда кто-либо из моих слугмужчин должен войти в комнату. Испытываешь чувство, близкое к оргазму, когда видишь выражение его лица. Когда это странное желание меня одолевает в присутствии критика, художника или писателя, я притворяюсь, что мне плохо, или объясняю, что мой новый танец может быть продемонстрирован только в голом виде, и потом начинаю срывать с себя одежду. Бедный зритель что-то бормочет, опасаясь, как бы его не обвинили в попытке изнасилования, и как можно быстрее уходит. * * *