Исход крепостных рабов

Фото

- Мужчин заковать, сцепить меж собой по пять крепостных в едину цепь, на шею рогатины. Так будут перемещаться, дабы не осмелились бежать дорогой. Да, перед походом выпороть всех мужиков как след. – молвила приказным тоном своему приказчику юная княжна Ирина.

- Помилуйте, госпожа, эдаким образом и половина в Херсонские края не дойдёт, не сдюжают, помрут, барыня, нельзя им так идтить. - склонив покорно голову , ответствовал её крепостной раб, пятидесятилетний Прохор, назначенный княжной ответственным за всё затеянное ей мероприятие по переезду со всей её крепостной армией в купленное недавно именьеце в Херсонской губернии. – Две тыщи вёрст, хозяйка, шутка ли? Половину крестьян так потеряете. .

- А иначе сбегут, столько же сбегут, так лучше пущай исдохнут! - грозно прикрикнула на Прохора молодая княжна. – На кой мне надобны хилые али беглые? Помрут - значит так тому и быть, Богу стало быть угодно, а за то, что осмелился мне перечить ступай на конюшню, скотина, 50 плетей тебе на дорожку не помешают.

- Слушаюсь, госпожа. – покорно ответствовал Прохор.

Придерживая одной ручкой летнюю шляпку с полями, другой подобрав подол шёлкового легкого платьица, оголив полусапожки и щиколотки белых, худеньких, стройных ножек, опираясь на руку приказчика и наступая на покорно подставленную спину кучера, молодая красавица и повелительница нескольких тысяч крепостных рабов, села в карету, путь предстоял ей и всей её армии многочисленных рабов не близкий.

- Барыня! Смилуйтесь, выслушайте, Христа Ради – женщина средних лет, весьма бледная, болезненного вида кинулась к ногам молодой госпожи, когда та уже собиралась сесть в дорогую и роскошную карету.

- Кто такая?! Чьих будешь? – надменно спросила молодая барыня, одергивая ножку от рук просительницы, которая попыталась притянуть сапожки госпожи к своим губам для поцелуя.

- Ваша, Ваша раба, Ваша покорнейшая служанка и рабыня, не прогневайтесь, барыня, - взмолилась женщина, лбом уткнувшись в землю.

- Да что тебе надобно, говори скорее, дождь начинается и ехать надо – с явным нежеланием слушать спросила юная госпожа.

- Муж мой, Никифор, по Вашему распоряжению закован в цепь с другими крепостными, и ещё рогатину надели на него, - глотая слезы, вымолвила женщина.

- Правильно. Я всех своих рабов сковать велела. Так и пойдут на новое поселение, дабы бежать злого умысла дорогой не пришло. – недоумевая ответила юная прелестница.