Жена блядь

Содержание материала

Нет ничего более захватывающего, чем ночной Тель-Авив! Какой-то умник назвал его "город без перерыва". Я его называю "город с перерывом на обед". И действительно, с двух до четырех, плюс минус полчаса, жизнь замирает, магазинчики закрываются, хозяева кафешек, ковыряясь в носу, скучают за прилавком, и только неутомимые развозчики пицы снуют на мотороллерах, стараясь доставить все до наступления неизбежных пробок в час пик. Это днем… А ночью жизнь кипит, причем очень напыщено открыто и чрезвычайно концентрированно. Не как в Москве – в эллитных клубах, куда без приглашения и фейс-контроля не попасть. В Тель-Авиве все вывернуто наружу, все гротескно ярко, и все рядышком. Любое заведение предлагает все виды развлечений, причем самых неожиданных и экзотических.
Поэтому всю нашу компанию удивила просьба, вернее требование моего мужа закончить тут все и перебраться в другой ночной клуб. Мне и здесь было весело. И уж тем более меня удивило то, что Димка заказал такси. Куда это он собрался ехать….?
- Мы уходим, уходим, - пыталась обороняться я.
- Ты!... Ты почему без трусов?! – шипел мне в ухо Дима.
- Ты чего! Я их и не одевала... – пыталась соврать я.
- Они же у тебя в сумке, блядь! Я проверил! На!!!... – с этими словами он открыл мою сумочку и мои трусики предательски забелели на дне большого отделения.
- Марш в туалет и одень трусы! – Дима просто сверкал глазами.
- Не ори на меня!
- Пошла в туалет и одела трусы, пизда вонючая! – мой муж явно был взбешен.
Свое требование он подкрепил тем, что сильно сжал мне плечо, развернул по направлению к туалету и легонько подтолкнул.
- Да, любимый, ты еще пожалеешь об этом, – прошептала я.
Я допила коктейль, с недовольным видом поставила бокал на столик и направилась в туалет. Мне нужно было зеркало. Подкрашивая помадой губы и рассматривая свое отражение я поняла, что сама виновата в том, что мы уходим из этого уютненького паба. А ведь все началось в этом же туалете...
...некоторое время назад...
...Я не люблю ходить отдыхать большой компанией, нас было три пары, которые договорились весело провести ночь. Нам было относительно недалеко, поэтому мы с Димкой пришли пешком, остальные долго искали стоянку, припарковали машины бог знает где, и присоединились к нам несколько позже. Мы сразу же выпили, и алкоголь сделал свое дело. Настроение у нас было игривое и веселое. Мы весело болтали и собирались потанцевать. Перед танцами я решила сходить в туалет чуть привести себя в порядок.
Мне всегда нравилось рассматривать свое отражение. Ох, сколько интересных шалостей в детстве я делала перед зеркалом, естественно, когда родителей не было дома. Вот и сейчас я с удовольствием разглядывала себя. Лифчик обычно я не ношу, моя небольшая упругая грудь решительно не требует дополнительной поддержки. Но под одежду, которую я выбрала сегодня, я все-таки бюстгальтер надела. Он сдавливал груди с боков и придавал им соблазнительный объем. Верх грудей двумя надувшимися полушариями, окаймленными белой тканью лифчика, выдавался в откровенный вырез платья. Само платье свободными складками спускалось до середины бедра, и при каждом моем движении подпрыгивало, взлетало и обнажало загорелые ноги. На такие мероприятия я не люблю одевать и трусики, но сегодня платье было слишком коротко, так что на мне присутствовали миниатюрные стринги, только подчеркивавшие естественную красоту.
И вот стою я перед зеркалом, разглядываю оценивающе себя, сама себе корчу рожицы, как вдруг в туалет заходит она. Ничего в ней особенного не было: одета в черную маечку не скрывающую живот, на красивых плечах тесемки черного бра, черные трусики виднелись над очень низким вырезом джинс.
- Привет, милая, - вдруг сказала незнакомка, и на секунду задержалась за моей спиной.
Рука с дорогим маникюром появилась из-за спины, девушка полуобняла меня и положила руку мне грудь. Я смотрела в отражение на ее пальцы и чувствовала, как мои соски начинают буравить ткань лифчика. Девушка сделал шаг в сторону, провела рукой по моему бедру, задержалась на попке, приподняла платье, еще раз погладила попку и.... оставила меня. Она улыбнулась мне загадочной улыбкой, сделала еще пару шагов назад, как будто отходя от меня, развернулась, зашла в кабинку и закрыла за собой дверь. Затаив дыхание я смотрела на нее, не в силах пошевелиться. Дверь на входе в туалет распахнулась, послышались чьи-то шаги, и это вывело меня из оцепенения. Я повернулась, чтобы выходить и столкнулась лицом к лицу с молодым человеком. Он ухмыльнулся, заметив удивление на моем лице, осмотрел меня с ног до головы, спокойно прошел мимо меня и вошел в ту же кабинку, в которой уже была девушка в черной маечке. Я инстинктивно попятилась к выходу, поборолась с дверной пружиной и вышла в проход. В проходе никого не было, слышалась только музыка из зала. Влекомая уже совершенно другим инстинктом я зашла внутрь, плотно закрыла за собой дверь и повернула задвижку. В замечательной аккустике туалета звуки поцелуев усиливались, как в оперном театре. В перерывах между засосами парень неразборчиво говорил девушке на иврите, потом снова целовал ее. На пол упало что-то из одежды. Девушка застонала, потом еще раз, потом сильнее. Чем-то несколько раз ударились о стенку кабинки. Девушка снова застонала и я явственно услышала хлюпающие ритмичные звуки. Терпеть больше не было сил. Задрав платье я скатила стринги с бедер, опустила их ниже колен и переступила через трусики. Мои каблуки звонко цокнули по керамическому полу, и я поняла, что выдала себя. Но остановится было невозможно, моя рука уже вступила на знакомый путь к удовольствию.